Популярные сообщения

четверг, 24 марта 2011 г.

Про всяких там...

Сегодня я первый раз поцарапала машину. И поцарапала так от всей души, не поскупилась. Вот сижу и злюсь, на себя конечно немного, но больше всего на зевак, которым кроме хлеба и зрелищ ничего в жизни не надо.

Дело было так. Утром провожала Стефана в командировку, по случаю принарядилась, прихорошилась, чтобы так и стоять у него перед глазами до четверга эдакой феей. Отвезла Эмилю в садик и поехала в магазин стройматериалов за мастикой. Приезжаю, а там все места на паркинге заняты. Стоит небольшой грузовик и возле него курят трое рабочих. Лениво так курят, щурятся на солнышке, явно скучают. И тут я. Качусь себе в нерешительности, озираюсь, вздыхаю. А они на меня так пристально смотрят, не отрываясь, и пускают дым в воздух. Хлеба им, наверняка, после сытного завтрака было не надо, зато вот зрелищ - подавайте, да побольше. И тут я. А они такие здоровые мужики, брутальные, со щетинами, в замызганных краской штанах и майках-алкоголичках. И я такая, один нос и очки-мухи из-за руля торчат, «вся в белом» и со вчерашним брошингом. И терракот, терракот на щеках!

Они, наверное, подумали, что я в этот магазин приехала за огромной банкой ацетона, чтобы лак на ногтях почаще перекрашивать, а я нет, за мастикой приперлась, дверь мне видите ли надо шпаклевать.

Вот в Минске бы подумали: «Уважуха! Очень даже к месту прикид, Настоящая Женщина без терракоту из дома ни-ни, тем более в магазин стройматериалов, где полно суръезных брутальных мужиков. Вдруг засудят и никто даже не взглянет вальяжно так, в упор, типа «А ты ниче так цыпочка... Я, вестимо, и получше видал, но и ты молодца...».

Ну а во Франции ранним утром в магазине стройматериалов на окраине я выглядела, конечно, как павлин в курятнике.

И вот они смотрят, а я топчусь, переминаюсь с колеса на колесо и озираюсь. Делаю лицо неприступное и нахальное, вроде «Да, ну и хрен, приехала сюда за ацетоном и напильником для ногтей!». Вдруг из ряда припаркованных вдоль тротуара машин выезжает Рено, образовывается пустое место. Я делаю еще более дерзкую морду и пристраиваюсь, чтобы припарковаться. В душе радуюсь тому, что им не видно мой бампер, на котором приклеен позорный знак начинающего водителя – раз, и два – что я еще и на двенадцатисантиметровых каблуках. Вот сейчас бац! – припаркуюсь, вылезу из машины, уничижительно процокаю мимо них каблуками, пахну Герленом, а потом выйду с ведром мастики и бензопилой (по случаю прикуплю, я к ней уже давно присматриваюсь). И наступит торжество феминизма, мой маленький –личный! - праздник восьмого марта.

А они все стоят, докурили, мля, и все равно смотрят, даже уже не щурятся.

И вдруг я понимаю одну простую и одновременно ужасную вещь: я никогда не выполняла диагональную парковку в естественных условиях. Ну просто никогда не доводилось! Ну и если честно, то всегда этого сознательно избегала. Тут я начинаю нервничать и терракот на щеках начинает предательски мерцать. Но пути к отступлению уже нет: место – вот оно, зияет прямо за мной, а машина уверенно так пятится назад. Причем резво так, залихвацки катится назад прямо к дыре. Я продолжаю вытягивать шею и при этом делать морду кирпичом. Вот сейчас, мол, быстренько припаркуюсь и пойду за бензопилой. Или вообще : «Ой, а я что, делаю диагональную парковку? Тьфу ты, даже не заметила, все думаю про бензопилу.»

В нужный (по моему ислючительно мнению) момент выворачиваю руль и лихо заезжаю в дыру. Делаю вид, что зеваю. А они смотрят, закурили по второй. Выворачиваю руль еще больше и – хрясь!... Ага, стена. Досадно-то как. Как заправский водитель издаю парочку грязных ругательств, делаю угрожающие жесты в сторону стены и снова выезжаю. Очень хочется выйти и посмотреть на бампер, но не хочу показывать последний козырь в рукаве – каблуки. Двенадцатисантиметровые. Во мне еще тлеет надежда на воцарение гендерного равенства.

А эти все стоят, даже вроде как вперед подались, забытые сигареты в пальцах тлеют.

Стою, готовлюсь въехать второй раз. Внутренний голос подсказывает мне, что моя морда кирпичом уже совсем не к месту, можно порвать и выкинуть ее, как старую газету. И примерить что-нибудь попроще, исходя из сложившихся обстоятельств. Терракот на скулах уже не мерцает, но зияет и даже пускает терракотовых солнечных зайчиков. Начинаю снова пятиться, уже медленнее и осторожнее. Лихорадочно вспоминаю наставления инструктора : так... середина моего заднего окошка, задняя фара машины.. еще чуть-чуть... сошлось! посередине!... выворачивай! Выворачиваю, пячусь. Тревожно забибикал задний датчик. Но я с ним не соглашаюсь, пячусь еще чуть-чуть. Теперь по идее надо выравнивать руль. Поворачиваю руль – хрясь! Опять стена. Выходить и смотреть на бампер уже не хочется, жалею, что не одела кеды, можно было бы тогда все бросить и убежать вдоль по магистрали, типа по делам.

Вдруг боковым зрением замечаю, что одна майка алкоголичка –красная – отделилась от стайки и двигается в моем направлении. Участливо так, вкрадчиво. Мне в голову предательски лезут позорные мысли вроде «ну и что, я зато объективно красивее, вкусно готовлю и даже умею вязать». В то же время замечаю, что прямо напротив входа с парковочного места («елочкой»! самый легкий!) выезжает джип. Жму на газ, едва не сдуваю потоком воздуха красную маечку-алкоголичку и скрипя тормозами триумфально паркуюсь. Долго сижу и делаю вид, что копаюсь в сумочке. А сама мечтаю о том, как я вот прямо сейчас куплю бензопилу, заведу ее у выхода и на своих двенадцатисантиметровых каблуках разгоню эту стайку зевак-бездельников, которых только и хватает на то, чтобы праздно таращиться на что-то, что их ну совершенно не касается.

Покупки оплачивала в кассе с таким лицом, что симпатичная девочка-продавщица наверное подумала, что мастику я покупаю, чтобы законопатить свой гроб.

В общем, это они во всем виноваты, эти празднокурящие. А мне надо наконец потренироваться делать диагональную парковку. А то из-за таких как я до гендерного равенства нам еще как до Луны. Будут потом вот такие видео на Ютюб выкладывать (тут за одну только музыку убить можно):

http://www.youtube.com/watch?v=39genrlu3v0

понедельник, 14 марта 2011 г.

Изыйди, Миша!

Тут вот случайно наткнулась на статью, в которой Михаил Задорнов делиться своими впечатлениями о своей поездке в Беларусь http://mzadornov.livejournal.com/16475.html. Ну, подумала, интересненько будет почитать сатирические зарисовки юмориста всея Руси. Особенно учитывая тот факт, что сравнение двух стран - это как бы его профиль (эт я про набившие оскомину монологи Россия - Америка, ага).

Ну, приготовилась прочитать что-то кхе... задорное, что-ли. Читаю. Сперва немного не въезжаю, думаю - это он так задорно хитрит, разогревает публику пассажами из новостей первого белорусского канала. Все жду, когда же с красной строки появится что-то вроде "А вот ни хрена!!!".

Нет, не появляется. Перед глазами проплывают безлюдные белорусские дороги, по которым катится огромный блестящий шар национальной библиотеки, уныло реют на ветру белорусские трусы и колготки, к которым дрожащими от вожделения руками тянутся прибалты; под хэбэшными трусами, как под флагом, молчаливо опустив глаза, бесконечной шеренгой стоят белорусские придворные чиновники с отупевшими от страха и ежедневного жополизства лицами, ну и так далее. Абсолютно ничего нового, вязко и безвкусно, как прошлогодняя жвачка.

Самое удивительное, что то же самое, практически точь-в-точь, сказал нам и папин двоюродный племянник (признанный в узких кругах города Златоуста Уральской области искрометным юмористом-интеллектуалом) после пятидневного пребывания в Минске. Вот они с Задорновым, я смотрю, братья по разуму.

Все это напоминает картину, когда мать здорового, непоседливого шестилетнего сорванца отчитывает его во дворе за порванные в драке штаны и фингал под глазом, демонстративно громко указывая на его умственно отсталого ровесника: "Посмотри вот Васенька какой хороший, сидит себе смирненько, чистенький, аккуратненький". Но если мама Васеньки предложит ей махнуться не глядя, мамаша сгребет в охапку своего задиристого и гиперактивного драчуна со всеми свойственными его возрасту проблемами и сбежит куда подальше от меланхолично качающего головой Васеньки.

Словом, неприятный осадок остался от статьи. Скоро в Минске и Задорнову памятник поставят, изо льда на всякий случай, а то хрэн знает этих юмарыстау, шо ему заутра на ум прыдет.

А Задорнову пора менять свой псевдоним на Даженезабавнов.

пысы: в Беларусь верю, положительные стороны хочу видеть и вижу, но вот это рассейское лицемерно-снисходительно-безразличное "Бедненько, но чистенько" у всех моих знакомых - адекватных - белорусов уже давно вызывает состояние, близкое к истерике.

среда, 9 марта 2011 г.

Про иронию судьбы

Позвонили мне тут наши французские знакомые и радостно сообщили, что наконец-то, после долгих поисков, уныния и отчаянного выскребания денег из всех карманов лыжной и маскарадной одежды, они наконец-то нашли домик своей мечты в Подпарижье (ближайшем!!!) и даже уже сделали робкое предложение продавцую.

- Где именно? - поинтересовалась я, грызя яблоко.
- В Houilles.

Ага, ну наконец-то! Хоть кто-то у меня будет жить в этом городишке, а то я уже заждалась.

Но по порядку. Когда-то, лет семь назад, мы вот точно так же шарили со Стефаном по 78 департаменту, робко поглядывали на кирпичные дымоходы старинных особняков где-нибудь в Сен-Жермене или Пуасси, а потом уныло брели по направлению к новообразовавшимся городкам, которые назывались преимущественно "Карьер под ... чем-нибудь". Все эти карьеры под чем-нибудь одинаково вызывали у меня чувство щемящей тоски и тревоги за будущее (то же самое, наверное, чувствует корова, поглядывая на скотобойню). Все эти выхоленые улицы с одинаковыми жмущимися друг к другу домишками, одинаковые крыши, одинаковые почтовые ящики, одинаковые, выстриженные под старушечьих пуделей кусты, и обязательно большой и пузатый добродушный моноспасик возле дома. Мне кажется, что в таких местах даже самый экстравагантный и непоседливый человек с какого-то перепугу вдруг начнет вести омерзительно здоровый образ жизни, станет спортивным и дисциплинированным, заинтересуется телевизионной программой и обязательно, просто непременно! будет в начале рождественских каникул терпеливо и бодро стоять со своим пузатым моноспасиком в бесконечной пробке от Парижа до Лиона, чтобы вывезти семейство в горы покататься на лыжах.

Так вот.

Однажды Стефан прибежал с работы особенно возбужденный. "Тебе понравится, - восклицал он, - понравится! Это то, что мы искали, и бюджет наш". Я заинтересовалась. Стефан вырос в премилой просторной квартире, которая находилась в доме, предназначенном ранее для офицеров королевской конной пехоты. С одной стороны окна выходили на бронзовую статую коннетабля Монморанси и королевские конюшни ( к слову, королевские конюшни во Франции по изящности не уступают и замку, возле которого они находятся), а с другой стороны - на ипподром. К чему это я. Взрощенный в таких нежных и эстетически привлекательных местах, Стефан особенно придирчив в выборе жилья. То ему камина не хватает, то садик размером не вышел, то слишком узко, то слишком темно, то слишком людно, то нет а-у-тен-тич-нос-ти, то вообще срань господня. Поэтому я, собственно, и заинтересовалась: что это его так завело, с нашими-то амбициями да с нашим-то бюджетом.

Говорю:
- Где?!
- Да совсем недалеко от Парижа, - грит, - где-то двадцать пять минут на поезде до Шарль-Де-Голль-Этуаль.
- Ооо, интересненько! А как город-то называется?
- Уй!
- ЧАВО?
- Ну название - Уй.

Тут надо заметить, что это был первый год после нашей свадьбы, и тогда, складывая после стирки бесконечный пасьянс из стефановских носков, матом я еще не ругалась. Поэтому он знать не знал это слово.

Так долго и задорно я давно не смеялась. Могу поспорить на все что угодно, что в городе Уе не живет ни одного русскоговорящего жителя (ну, если только его, горемычного, не определили туда социальные службы).

Представляю, как бы это выглядело:

- Здрауствуй, Юлячка, шо-та дауно цябе нявидня, к радзицелям на пабыуку прыехала?
- Ага, здрасьте, Тетьсонь, приехала!
- Ну и як там цябе на чужбине? Ты дзе там жывешь, у Парыжу?
- Да нет, Тетьсонь, в Уе!
- Шо?!... Так у них там усе плоха?!

Даже те, кто меня никогда никуда не посылал, смогут сделать это вполне законно и безнаказанно, например:

- Знаешь, Ань, так делать нельзя, и вообще ты редиска!
- Знаешь, Юль, а езжай-ка ты в Уй и там командуй!

Или вот с администрацией может забавно получиться:

- Ваш адрес!
- Что, простите?
- Аааадрес - грю - какооой?
- А, все-все, понятно! Ну так это... км... Франция...
- Гооооорад?
- Ммммм... Город Уй...
- Деееевушка, вы вааще пааспорт не палуууучите!

Ну как-то так.

В Уй мы со Стефаном, естественно, не поехали, но я о нем не забыла. А тут сегодня - здрасьте! друзья туда переезжают! *глумливо*

воскресенье, 6 марта 2011 г.

Ужин, которого не должно было быть

Вчера я присутствовала на каком-то совершенно сюрреалистическом ужине. Даже не знаю, как меня, взрослую тетку, занесло на такое мероприятие, ведь знала же!

Пошли в ресторан с двумя коллегами (уже почти бывшими) мужа, оба - технические инженеры, обеспечивали ему техническую поддержку. Стефан целый день суетился, поглядывал на часы и нетерпеливо подпрыгивал. Еще бы, столько вопросов накопилось, столько вопросов! А тут еще коварный Эппл нанес двойной, сокрушительный для психики всех яблоколюбов удар: выпустил новый Айпад и новый Мак. Эмоции переполняют, голова взрывается, нарушен сон, пропал аппетит! С кем обсудить, с кем выговориться? Ну, допустим, я могу еще что-то вяло и невнятно промямлить про дизайн ("ничего себе так цвет, симпатичненький, у меня шарфик есть такой, кстати!" или "ух, какой тонюсенький! Представь, если Эмиля уронит..."), но когда речь заходит о дальнейших характеристиках, меня сразу же накрывает какое-то непреодолимое желание отыскать свои щипчики и заняться кутикулой.

Словом, пришли мы в ресторан в старой части Антибов. Когда-то, год назад, мы уже там были, тогда он показался нам очень душевным, блюда были приготовлены без претензий, но явно с чувством и кропотливостью, винная карта тоже была неплохая. Разговор не заладился: технари в светских беседах явно уступали мне сто очков вперед, посему чувствовали себя несколько неловко (я думаю, что им надо было бы с собой хоть джойстики какие в руки прихватить, глядишь, увереннее бы себя чувствовали). Стефан нетерпеливо ерзал и мечтал скорее покончить с официозом и излить поток сознания на единомышленников.

Когда с закусками было покончено и жареный кусочек фуа-гра нежно опустился в бархатные французские желудки, набравшийся храбрости Стефан безвольно откинулся на стуле, виновато бросил на меня прощальный взгляд и запустил первую реплику (из которой я поняла только два междометия). Технические инженеры сразу разогнули спины, подобрались, широко заулыбались и стали наперебой о чем-то жарко спорить на совершенно непонятном мне птичьем языке.

Сначала я продолжала улыбаться и вежливо поворачивала голову к оратору. Затем у меня стало сводить скулы и я перестала улыбаться. Никто, естественно, этого не заметил. Потом я довольно долго сидела с лицом Милочки, тьфу!... Людочки на литературных чтениях. Стефан старался не встречаться со мной глазами, потому что знал, что остановить его сможет только гастроинтерит. А если мне и удавалось его подловить, то он сразу ласково улыбался, неловко пытался просигнализировать взглядом что-то вроде "Я знаю, ты выдержишь, ты сильная, прости, милая, пропадаю!..." и заискивающе подливал мне вина.

В итоге я выдула всю бутылку на удивление невнятного Сансерра, написала заносчивую эсэмэску нашей беби-ситтеру, сварливо отобрала дессерт у Стефана и попыталась скрутить оригами. В какой-то момент мне стало ужасно весело и захотелось выкинуть что-то из ряда вон, что могло бы впечатлись моих галантных спутников поболе 32 гигабайтов оперативной памяти нового МакПро. Поковыряться в носу, например. Тут я захихикала и на их недоуменные взгляды пришлось выдумывать, что мне вспомнился старинный русский анекдот про Стива Джобса, но перевести не могу. Игра слов, понимаешь. От этой выходки интересней им я, естественно, не стала.

Прощалась я с моими сотрапезниками как никогда тепло и искренне. Долго жала руки, передовала привет семьям и настаивала на скорейшей встрече. Чем дольше я жала им руки, тем мрачнее становился Стефан. Знал, что наказание неминуемо, тем более, что я больше двух часов почти не произнесла ни слова. По дороге домой наша машина не выдержала напора негативной энергии, которую она перевозила в моем лице, и у нее полностью полетел бортовой компьютер. То есть сначала бешено заработали дворники, затем все вокруг замигало, заверещало и погасло. Домой добрались без света фар, без показателей скорости, и т.д. Зато горе нас сплотило)))

пятница, 4 марта 2011 г.

Просто праздник какой-то!

У нас сегодня праздник покруче рождества! К нам наконец-то заявился электрик.

Уж мы звали его,
Уж манили его,
Не хотел, окаянный,
Приехать к нам!

(Простите, это мы тут Чуковского начитались).

Так вот. Вообще хотелось бы сразу отметить, что во Франции сантехники, водопроводчики электрики, укладчики паркетов и иже с ними - племя очень гордое, независимое и загадочное. Тут к ним на кривой кобыле не подъедешь. Чтобы заманить в свой дом одного из представителей этого сословия, этого серого кардинала вашего конфорта, надо иметь изрядную смекалку, быть терпеливым, убедительным, настойчивым (но, упаси вас бог, не навязчивым!), уметь заискивать, вызывать жалость к себе и расстрогать собеседника до слез.

И сразу уясните себе одну простую вещи - никакой срочности нет и быть не может. То ли у вас прорвало трубу, вода брызжет в гостиную и даже уже погасила огонь в камине, то ли у вас повыбивало грозой все пробки и вы не можете найти в доме своего ребенка - все равно вам металлическим голосом предложат встретиться где-нибудь ближе к концу марта ( если вообще не предложат перезвонить где-нибудь в конце недельки и договориться).

Даже среднестатистический российский олигарх несет свое бренное тело с меньшим достоинством, чем среднестатистический французский электрик. В его взгляде таятся все секреты мироздания и легкое презрение повелителя судеб к вам, бесполезным прожигателям жизни, беспомощным неучам и дилетантам.

Я так думаю, что им в принципе деньги не нужны. Они как неуловимые птицы Фениксы, вольные и независимые, а к чему птицам деньги?

Особенно суровы к нам, обывателям, сантехники и электрики на Лазурном берегу. Если вы вздумаете возмутиться, то вас немедленно поставят на место холодным взглядом, в котором вы ясно прочитаете: "Это что, бунт на корабле? Ща ваще уйду, вона тут давеча у Тины Тернер кран сломлся в двадцать пятой ванной комнате". Поэтому будьте смиренны и помните, как хрупко и зыбко ваше счастье. Крепко держите синюю птицу за хвост.

Словом, он пришел, и это - главное! Хочется налить ему борща, присесть рядышком на краешек стульчика, вздохнуть и проникновенно выдохнуть: "Как долго я тебя ждала!".

Он, кстати, ужасно смешной. Когда он появился в дверях, мне захотелось прыснуть от смеха, но я усилием волы сдержалась, помня о синей птице. Он очень высокий, сутулый и ужасно пыльный. Вот прямо как будто он спал в огромном пылесборнике. Просто любопытства ради: откуда можно было таким явиться в восемь утра? Ну наш-то сантехник понятно откуда, а вот французский? Меня жутко подмывало подойти к нему, встать на цыпочки и, подозрительно всматриваясь в его растрепанную шевелюру, поинтересоваться: "А где перья?".

Сейчас он, ненаглядный мой, цепляет споты на оливковые деревья, чтобы осветить двор, а потом будет подключать видеонаблюдение и автоматику на ворота. Уж даже не верится... *зарыдала и убежала*.

среда, 2 марта 2011 г.

Кот из дома - мыши в пляс


У Стефана начался период сумасшедших командировок. В настоящий момент он вынужден работать сразу на двух клиентов, так как у бывшего контракт еще не истек, а новый уже ждет решительных действий и штурма европейских рынков. Теперь надо работать в ужесточенном режиме, дабы полюбовно расстаться с одним и оправдать надежды другого.

Надо сказать, что весь последний месяц Стефан ни разу не уезжал в командировку. С тех пор, как мы стали жить вместе, это впервые, его обычный график - одна-две командировки в неделю. Тут еще две недели назад и у Эмили начались каникулы. Вот так вот мы и жили в последнее время втроем, 24 часа в сутки непрерывного общения и наслаждения обществом друг друга. Так трогательно, так нежно, так романтично!

*Тут по сценарию я должна смахнуть слезы счастья и застенчиво промокнуть глаза белым накрахмаленным передником*

Но я этого не сделаю. Во-первых, у меня нет никакого белого передника, тем более накрахмаленного! Во-вторых, это вообще не мой сценарий! Лично мне в течение этих двух томных недель нередко хотелось выйти на крыльцо, усестья на самый крупный доминантный камень моего рокария и протяжно и долго выть на луну что-нибудь минорное и лирическое, из серии " верните мне хоть на миг мое утраченное одиночество", или что-нибудь более мажорное и суровое "Час-два в день, я что, много прошу?!". И чтобы никто не выбежал следом за мной в трусах или памперсах с вопросом, предложением или пожеланием.

Тут следует заметить, что в нашем тесном семейном кругу никто в одиночестве особо не нуждается, а если иногда и нуждается, то вполне может это себе позволить. Поэтому моя потребность в регулярном уединении воспринимается скорее как чудачество человека с тонкой душевной организацией, особенность непонятной и противоречивой славянской души. Стефану можно объяснить все и он всегда поймет и поверит даже тому, что ему совершенно чуждо. Главное - как объяснить, но я умею. А вот Эмиля пока не прониклась, просто в силу своего нежного возраста.

Короче говоря, чтобы там ни было, сегодня я ОДНА! Эмили спит как сурок с восьми вечера (коварная мама в полдень увезла ее в детский развлекательный центр и до пяти часов, до полного изнемождения лазила с ней по лестницам, проходила препятствия и спускалась с горок), Стефан пошел пить пиво с новыми коллегами в Праге, а я приготовлю себе равиоли с боровиками, налью бокал вина, потом пойду в свою розовую ванну, (буду там КУРИТЬ, кстати, да!), потом буду смотерть третий сезон Damages и делать алый педикюр.

Вечер обещает быть томным.

вторник, 1 марта 2011 г.

Хорошего много не бывает

Вчера пошли с Эмилей в дельфинарий. Начали смотреть все по списку: пингвины, морские котики, потом подошли к павильону, где в большом бассейне должно было начаться представление с дельфинами. Длилось оно 30 минут. Я сначала было засомневалась, долговато как-то это для нее, навряд ли высидит. Спросила: "Хочешь посмотерть, как дельфины будут в водичке прыгать?". Ребенок радостно закивал и захлопал в ладоши. Я подумала, что с такой нежной любовью к дельфинам и прочим водоплавающим вполне возможно, что и высидит.

Пришли. Зрительские места были сделаны в виде арены, полукругом вверх поднимались широкие ступеньки, они же сидячие места. Внизу здоровый бассейн с морской водой. Уселись где-то посередине (усадила ее себе на колени), за бассейном видна была дорога, а за ней море. Эмилька очень заинтересовалась, суетливо крутилась, вскрикивала и требовала объяснений. Через пять минут вышли дрессировщики, загрохотала музыка и началось представление. Из воды выпрыгнули сразу три дельфина и упали в воду. Эмиля подскочила от увосторга, завизжала и зажмурилась. Видя ее реакцию, я решила, что все пройдет хорошо и мы посмотрим ну если не все, то хотя бы большую часть представления. Даже попыталась одной рукой вытащить айфон и между делом проверить почту. Но буквально через пару минут я заметила, что Эмили начала болтать ногой и внимательно рассматривать носок своего ботинка. В это время дельфины ловили на нос деревянные кольца. Потом она начала дергать ногой еще энергичнее и стала целиться в спину впередисидящей мадам. На мои увещевания успокоиться и посмотреть на рыбок она резко завалилась на правый бок, хитро скосила на меня раскосый глаз, а потом так же внезапно завалилась на левый бок. За что была отчитана. Тогда она, желая продемонстрировать свой интерес к происходящему, начала неистово апплодировать и кричать бравО! бравО! Момент был ну совсем не подходящий, так как музыка как раз стихла и дрессировщик подготавливал дельфина к какому-то сложному трюку. Короче, тут я окончательно убедилсь, что на десятой минуте концерта один зритель уже "спекся". Не выдержал пытки прекрасным, так сказать. Надо брать под белы рученьки и уводить, а то люди вокруг, поглядывая на нас, улыбались уже все менее и менее искренне.

Уходить Эмилька не пожелала, зато стала карабкаться на самую верхнюю широкую ступеньку, где никто не сидел. Там она стала бегать, кружиться, разбудила дремлющего охранника (еще один благодарный зритель, ага) и пыталась поиграть с ним в "ку-ку" (она бегает в точности как Леонов в "Джентельменах удачи", в последнем эпизоде), короче, изо всех сил валяла дурака . На сцену она так больше ни разу и не взглянула.

Через двадцать минут музыка стихла, дрессировщики откланялись, зрители захлопали в ладоши, стали подниматься и двигаться по направлению к выходу. Всеобщее движение привлекло Эмилино внимание, она остановилась, пытясь понять, что происходит, и когда смекнула, что действо закончено, стала горько рыдать крокодильими слезами, умоляюще тянуть ручки в сторону бассейна и голосить:

- Анкор!!!... Анкор!... ИСЧО!... РЫБКИ!... НЕЕЕЕТ!

Пришлось уносить ее, рыдющую и брыкающуюся, через толпу, а люди вокруг провожали нас сочувствующими взглядами: да, мол, представление и в самом деле было захватывающим, то-то детишкам радость, только больно уж коротковато, вон, несут одного ненасытного ценителя. Ага.

Потом пошли в тоннель с акулами. Это, конечно, не то, что мы видели в Кейптауне, там-то настоящие белые убийцы плавали, а среди них еще и пару водолазов тренировались (я все присматривалась, не электронные ли, неее, настоящие были черти, любители адреналиньчику)), но все равно пару особей были довольно впечатляющими. Какие у них все же ужасные глаза: мертвые, застывшие, бррр. У меня явная акулофобия, я даже в ванной неуютно себя чувствую, когда слишком много пены и я не вижу дна, так и жду, что вот-вот выплывет плавник, в пене такой весь. (А на Мальдивах мы видели прямо напротив нашего бунгало целую стаю акул, нам потом сказали, что там бывает проходит холодное течение и они туда сплываются прохлаждаться. Они так резвились, наскакивали друг на друга, и в воде видны были только куча мокрых спин и плавников, вот).