Популярные сообщения

четверг, 21 октября 2010 г.

Солнечный день, выдающийся художник и отличное настроение


Сегодня утром мы проснулись полосатые с головы до ног, потому что лучи яркого весеннего солнца настойчиво пытались просочиться сквозь закрытые ставни. Одного легкого взгляда через окно хватило, чтобы понять, что долгожданная весна наконец-то добралась и до наших краев. Высокое- высокое голубое небо, яркое, почти белое солнце, свежий ласковый ветер и горы, окутанные прозрачной теплой дымкой.

 Чувства, которые обуревают людей с приходом весны везде одинаковы, где бы она их не настигла: то ли на Севере, то в средней полосе, то ли на Юге. Наверное, каждый человек (если только он не родился и не прожил всю жизнь в тропиках) легко вспомнит те ощущения, которые он испытывает в первый день весны. Поэты и прозаики не преувеличивали, когда утверждали, что воздух может быть пьянящим. 

Мы быстренько собрались, плюхнулись в машину и, толком не зная куда рулить, направились в Сан-Поль-Де-Ванс (Saint-Paul-de-Vence). Наверное, в такой день мы подсознательно искали встречи с прекрасным. Этот маленьккий очаровательный городок известен тем, что в нем сосредоточено множество маленьких картинных галерей, ателье современных скульпторов и художников, в его окрестностях охотно скупают виллы и поместья деятели искусства со всего мира, дабы не только насладиться местными красотами, но и подчеркнуть свою принадлежность к артистической богеме. В местных мастерских жили и творили многие великие художники: Матисс, Модильяни, Шагал (могила которого находтся на местном кладбище) и многие другие. 

Мы крутились в старом городе, толкая непослушную Эмилькину коляску по мощенным булыжниками узким крутым улочкам, и заглядывали в галереи. В одной из них я застыла и долго не  могла выйти из транса. Познакомьтесь, Франсуа Д'Изарни (Franзois d'Izarny):

[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://i069.radikal.ru/1002/6e/8f17be1294c5.jpg[/IMG][/URL]

[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s003.radikal.ru/i204/1002/ae/e6bfc8f2cb61.jpg[/IMG][/URL]

[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s003.radikal.ru/i204/1002/09/67aa44b14d68.jpg[/IMG][/URL]

[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s005.radikal.ru/i212/1002/fd/07d6682c0fd1.jpg[/IMG][/URL]

[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s001.radikal.ru/i194/1002/1c/4a021d77cfa0.jpg[/IMG][/URL]

Натуральная величина полотен просто огромная, на каждую из них смотришь, как в распахнутое окно. Я не специалист, но техника рисунка и палитра просто потрясает. Стефан поинтересовался у галериста, сколько стоит полотно "Ночной Нью-Йорк" (третье сверху). "Двадцать восемь тысяч евро" радостно оповестил нас продавец. Муж глубоко задумался, словно сомневаясь, купить ли ему картину прямо сейчас или подойти попозже, затем задал какой-то глупый вопрос из серии "А у вас нету такого же, только с перламутровыми пуговицами?" и, получив отрицательный ответ, с сожалением покачал головой и многозначительно посмотрел на меня, указывая глазами на дверь.

Я тоже, кстати, цене удивилась, я думала, что будет гораздо дороже. По-хорошему завидую человеку, который сможет украсить свое жилище одним из этих полотен. Во всяком случае я точно знаю, как поступлю в том случае, если у меня появятся лишние тридцать тысяч! 

суббота, 13 марта 2010 г.

Грядет переезд...


Очень скоро нам предстоит новый переезд. Снова в доме появились огромные бурые картонные коробки (которые я уже воспринимаю практически как неотъемлимые элементы интерьера, которые начинают удивительным образом гармонировать с огромным нормандским шкафом, вольтеровскими креслами и старинным испанким столом). Периодически вынимая из пустой коробки протестующую дочку, я привычным жестом забрасываю в нее книги, словари, краски, мольберты и еще много-много всякого необходимого каждому человеку скарба.

За семь лет совместной жизни мы переезжаем пятый раз. Про тонкости переезда, упаковки тарелок, бокалов, книг и постельного белья я могла бы написать целый трактат. Но все равно у меня получается не так здорово, как у моей мамы, которая в этот раз – исключительно из сострадания к ближнему - на переезд не была приглашена. Моя мама – величайший специалист по сбору вещей и здравой оптимизации кубометров. Она неистово протестует всякий раз, когда какое-нибудь добро (пусть даже с точки зрения нормального человека это никакое и не добро) пропадает даром, в том числе и несколько кубических миллиметров пространства. Поэтому моя мама незаменима в том случае, когда вам надо сложить что-нибудь очень большое во что-нибудь очень маленькое.

Никогда не забуду одну историю. Переезжали мы в Берлин. Днем должны были погрузить нашу трехкомнатную квартиру в грузовичок, и со всем этим скарбом поехать в ночь в Берлин. Иначе было никак нельзя, профессиональный долг звал и настойчиво поторапливал мужа как можно быстрее приняться за работу. Французские и белорусские родители должны были ехать за нами на автомобиле и зорко следить за тем, чтобы нехитрые пожитки относительных молодоженов не вывалились на автобан где-нибудь под Дюссельдорфом. А вообще им просто хотелось рвануть за нами в ночь и пережить такую неожиданную в их возрасте авантюру.

Да, так вот. На переезд мы пригласили несколько друзей Стефана, чтобы они помогли нам перетащить в грузовик мебель, коробки и прочие тяжелые вещи. Мама тихонько шуршала в квартире, упаковывая вещи и зорко следя за папой, время от времени пытаясь направить его неуемную энергию в нужное русло. Мужчины сновали туда-сюда и переносили готовые к загрузке вещи. Естественно, процесс занял гораздо больше времени, чем мы того ожидали. В десятом часу вечера выяснилось, что на все места не хватит. Причем всего ничего – огромный горный велосипед Стефана, моя многострадальная юкка в тридцатилитровом каменном баке и ведро со щетками, тряпками и чистящими средствами. А вещи в грузовике были до отказа утрамбованы, да так плотно, что казалось, что если железный каркас кузова вдруг развалится, то они так и останутся стоять плотно сбитым ровным параллелипипидом.

Услышав эту неприятную новость, мама в крайнем изумлении всплеснула руками, и, восликнув «Глупости!», поспешила на улицу, к грузовику.

Тут надо сразу оговориться, что на французском мама не говорит (впрочем, как и ни на одном другом иностранном языке).

Итак, она вышла на улицу, подошла к грузовику и долго изучала глухую стену картона, напольных ламп и сумок для гольфа. При этом на ее лице блуждала таинственная улыбка Джоконды. Друзья стояли возле спущенной платформы грузовика, лениво переговаривались, озабоченно курили и с тоской поглядывали на часы. Вдруг мама встряхнулась, нетерпеливо потерла руки и направилась прямиком к кучке наших импровизированных грузчиков. Уверенно проложив дорогу импозантной советской грудью, мама встала в центр группы и с укоризной произнесла на прекрасном русском:
- Молодые люди! Вы все совсем не так сделали!

К моему удивлению, наши французы, которые теоретически не поняли ни слова, робко понурились и принялись неловко растирать ногами окурки. Великодушно оценив их раскаяние, мама смягчилась и с сожалением продолжала:
- Придется вам сейчас все заново выгрузить.

Французские друзья опять все прекрасно поняли, облегченно вздохнули, неожиданно расправили плечи и дружным клином начали снова взбираться на платформу. Методично размуровывая стену наших пожитков, они то и дело доверчиво поглядывали на маму и, видя ее одобрительные улыбки, с новыми силами принимались за работу.

Мама размерянно шагала вдоль платформы, становилась на цыпочки и участливо заглядывала за натренированные французские плечи. Иногда в летних сумерках раздавался ее тонкий и чрезвычайно вежливый голосок:
- Ммм... Ла...Люсен! Нет... Лоран... Лоран!!! - О существовании носовых гласных во французском языке моя мама, размеется, даже не догадывалась. – Да нет же, не так диван ставьте! Я говорила слева, торцом его, прямо к стенке!
Ни секунды не соменеваясь, маленький Лоран с неизвестно откуда взявшейся прытью начинал энергично толкать огромный диван влево, и, придвинув его нужной стороной, вопросительно глядел на маму, явно ища одобрения.
- Отлично! - На этих словах польщенный Лоран зарделся от удовольствия и оглянулся в поисках свидетелй его триумфа. – А теперь вот пусть молодые люди ... ах, сожалею, забыла имена... пусть они поднимут эти два кресла и положат их на диван сиденьями вниз.

При этих словах Грег и Кристоф послушно поднимали кресла и аккуратно несли их в нужном направлениии. Словно загипнотизированные, они выполняли указание и оборачивались к этой маленькой круглой женщине, ожидая дальнейших распоряжений.
- Давайте, ребята, молодцы, осталось совсем чуть-чуть! – то и дело подбадривала мама, нетерпеливо подпрыгивая и радостно потирая руки.

В конечном итоге, через 40 минут после брутального вторжения моей мамы в процесс погрузки, куча вещей на тротуаре растаяла, и мы, не веря своим глазам от счастья, намертво закрыли двери кузова. Друзья – французы, словно очнувшись от странного сна, в котором принимали невольное участие, в немом изумлении переводили взгляд с мамы на пустой тротуар, а с тротуара на свои собственные руки.

- Я же говорила, что все вместится! – радостно сообщила мне мама и продолжала, тревожно понизив голос. - Пойду посмотрю, что там папа делает, а то что-то его давно не видно. Сеняяя!...

И мама скрылась в подъезде.

Занавес.

Всякий раз, когда наши друзья, учавствовавшие в этом общем гипнозе, не поддающемуся никаким законам лингвистики, звонят нам дабы справиться о нашем житие-бытие, первым делом они нежно задают мне один и тот же вопрос : «Как мама?».

Папа.

Предвкушать радость от участия в нашем очередном переезде мой папа начинает задолого до дня Х. Томясь в ожидании, он без устали строит планы и вносит чаще всего совершенно неожиданные и даже эпатажные предложения, связанные с технической стороной процесса. На все возвражения у него есть один железный (как ему кажется) контраргумент: «Я ИНЖЕНЕР!».

Как бы там ни было, во время переезда за папой надо зорко следить. Как молодые родители с дрожью в коленках бегут разыскивать притихшего где-то ребенка, так и мы, отвлекшись на мгновение, в панике спохватываемся и бежим на поиски папы, раздираемые нехорошими предчувствиями.

Папа – человек, исполненный благих намерений, и к тому же очень скромный. Поэтому все свои гениальные идеи (или приятные сюрпризы, как он думает), он реализовывает тихо и без свидетелей. Обуреваемый жаждой действий, он тихонько прокрадывается в команту и, вдалеке от посторонних глаз, начинает яростно упаковывать все, что подворачивется под руку. Работать в ускоренном режиме его подстегивает картина, которую он себе рисует: вот мы случайно забегаем в комнату и застываем в немом восторге, увидев скромно потупившего глаза папу, сидящего на горе запечатанных картонов в пустой комнате. Он так старается, что даже самую незначительную фарфоровую безделушку он сначала обволакивает тремя слоями пластика с пузырьками, затем десятью глянцевыми старницами «Пари-Матч», а затем туго перевязывает раздувшуюся до гигантских размеров статуэтку бечевкой. Я не математик, но по моим корявым расчетам время разворачивания сей безделушки в десятки раз превосходит время ее заворачивания.

Мама укладывет все с чувством, с толкой и с расстановкой. Она точно или хотя бы приблизительно знает, что куда положила, поэтому может даже спустя недели показать, где лежит нужный вам объект. Но папа в своем неистовстве так усердствует, что когда его выводишь из транса простым вопросом «Папа, ты случайно не упаковал миску с едой Сезара?», он теряется и не может толком сказать, что он только что завернул.

Папа по гороскопу Лев. Давно уже убедилась, что этот лев действительно живет в его теле, царапет когтями изнутри, больно кусает, постоянно норовит вырваться наружу и заставляет бедного папу (которому на самом деле уже давно хочется покоя и безмятежной пенсии) искать славы и всемирного признания. Даже в дни переезда неугомонный царь зверей не дает папе работать спокойно и в погоне за славой науськивает его на всякие сомнительные подвиги. Так, в прошлый переезд из Берлина папа все-таки пробрался в нашу спальню и плотно прикрутил миниатюрные шуфлядки антикварных ночных столиков широкой клейкой лентой, предусмотрительно намотав ее в несколько слоев и прикрыв сие рукоделие пакетом из супермаркета. Затем он стремительно вылетел из спальни и, тревожно оглядываясь и краснея, передал два пластиковых пакета «Карштадт» с витыми ножками прямо в грубые руки грузчиков. Папа хотел сделать сюрприз.

О том, что сюрприз удался, я узнала несколько дней спустя, уже во Франции, когда из спальни донеслись яростные вопли мужа. Полосатые ночные столики с ободранным лаком так и остались стоять возле нашей кровати, с молчаливым укором напоминая нам по вечерам, что надо было бы присматривать за папой повнимательнее.

Мама, присутствовавшая при этом ошеломляющем эффете от папиного сюрприза, клятвенно пообещала нам никогда не рассказывать ему о происшествии. Мы не хотели обижать папу, так как мы его очень любим и твердо верим, что он всегда действует исключительно из самых лучших побуждений. Но мы с ним не живем. А мама его тоже очень любит, но она с ним живет. Поэтому мама, честно моргнув своими зелеными глазами, клятвенно пообещала забыть о полосатых ночных столиках, но прочно зафиксировала в памяти этот эпизод. Только недавно мы узнали, что оказывается, долгими минскими вечерами, в пылу безобидных бытовых ссор, мама применяла сии воспоминания в качестве тяжелой артиллерии. Тут в ход шли и упоминания о литых бронзовых ручках в берлинской съемной квартире, которые папа отвентил, тщательно завернул и отправил во Францию, хотя они принадлежали хозяину квартиры, и об отодранной гипсовой розетке на потолке, которую папа отправил следом за бронзовыми ручками (все это немцы нам вычли из суммы гарантийного взноса за квартиру), и обглоданные ночные столики, и сломанные испанские стулья. После таких сокрушительных аргументов бедный папа покупает себе бутылку красного вина, несется на дачу, запирается в мастерской и тщетно пытается смастерить нам новые столики, которые бы ничуть не уступали в изяществе их антикварным аналогам. Бедный папа!

Но если честно, все это мелочи, а на самом деле папин неукротимый энтузиазм, ведомый твердой маминой рукой, сослужил нам колоссальную службу, и не один раз! С нетерпением ждем их прибытия 12 апреля!


пятница, 19 февраля 2010 г.

Дом, в котором живет ребенок


Дело близится к лету, и наше летнее расписание становится все более и более насыщенным. Первые гости приедут к нам 8 марта, за ними другие, затем третьи, и т.д. и т.д. Я уже в предвкушении (люблю гостей!), но учитывая тот факт, что есть среди наших гостей люди, у которых нет детей или те, которые уже забыли, что значит маленький ребенок в доме, я хочу ввести в курс дела первых и освежить память вторым. Поэтому я написала приблизительную и краткую (очень краткую, подробности – на месте) инструкцию для людей, приезжающих в дом, где живет маленький ребенок. 

В наше время очень много и громко говорят о безопасности маленьких детей в быту. Любой интересующийся проблемой может найти тонны специализированной литературы, сотни ссылок в Гугле и множество брошюрок и памяток у любого педиатра, в которых  молодым и неопытным родителям профессионалы дают настойчивые советы по поводу того, как обезопасить ребенка  в этих современных джунглях, имя которым цивилизация. 

В итоге перепуганные до смерти родители сметают с прилавков хитроумные приспособления для блокировки дверей, защелки для полок и шуфлядок, мягкие уголки на мебель, барьеры, манежи, каски на голову, ремни, автомобильные кресла и прочие полезные вещи. Но вот почему-то я совсем не встречала информации о том, как защитить взрослого неопытного человека в доме, в котором живет ребенок, и как помочь ему избежать всемозможных бытовых драм, которым он подвергается ежесекундно. Итак.  

Главное, что вы должны запомнить – это то, что маленький ребенок никогда не действует в одиночку. В доме вместе с ним проживают десятки, сотни крохотных человечков, которые тщательно скрываются от взгляда взрослых. К такому выводу я пришла, раздумывая над тем, как один совсем маленький ребенок может натворить столько бед в такие сжатые сроки и в совершенно разных углах дома.  Нет, это невозможно, у него определенно есть сообщники. Поэтому смотрите в оба и держите ухо востро. 

В то время как ребенок ловко забрасывает венчик для взбивания соуса в место, куда не ступала нога человека, то есть глубоко под холодильник, маленькие человечки устремляются в прихожую и там вытягивают и прячут  шнурки из ваших замшевых ботинок.  Пока малыш, кряхтя, краснея и покачиваясь на носочках, пытается нащупать руками  бутылочку жидкого мыла на умывальнике (дабы  щедро залить его в вашу сумку), шустрые маленькие человечки дружно вырывают пробку от ванны  и прячут ее как можно дальше. Их воображение неиссякаемо: им ничего не стоит наспех закинуть эту пробку в ваш сапог в прихожей. Причем непременно шляпкой вниз, а штырем вверх. Так что будьте бдительны. Впрочем, хозяева дома , наученные горьким опытом, не дадут вас в обиду и обязательно тщательно проверят вашу обувь прежде чем вы, улыбаясь и радостно махая на прощание рукой, наспех засунете туда свою ногу. 

Никогда не оставляйте в доме, в котором живет ребенок, вещей, которые вам особенно дороги. Засовывайте их в рюкзак, а рюкзак непременно одевайте на плечи, только не за спину, а на грудь. Так и сидите. Помните, что маленькие человечки-сообщники являются к тому же непревзойденными психологами, и никогда не возьмут то, чего вам в принципе не жалко. Предметом их вожделений являются как раз те вещи, без которых вы просто не мыслите своего существования. Ваш мобильный телефон, на который должен позвонить потенциальный работодатель или партнер по бизнесу,  они предворительно отключат и тихонько засунут в такое укромное место, что найти его удастся только грузчикам много лет спустя при переезде.  Потрепанную записную книжку с телефонами всех, кого вы встречали на своем жизненном пути последние десять лет они уволокут в туалет и, довольно хихикая, бросят в унитаз. И потом вы долго будете рыдать, разлипая склеившиеся от расплывшихся чернил волнистые страницы и вспоминая всех тех, с кем свидеться вам уж более не суждено.  

Обратите особое внимание на документы: чем они важнее и чем больше на них печатей, подписей и апостилей, тем больший риск у них быть съеденными. Или на худой конец  надкусанными, обслюнявленными, пожеванными, но в любом случае уже недействительными. Учитывая особую важность документов, в рюкзак их лучше не кладите, а засуньте их по-старинке в нижнее белье. Если вы носите очки и без них не видите пальцев своих собственных ног, то во время отдыха отправляйте очки к документам. Неудобно, зато надежно.

Так же обстоят дела и с портативными компьютерами. Упаси вас бог оставить ваш ноут-бук в досягаемом для ребенка месте. Если вам еще и удастся оттереть с шикарного жидкористаллического экрана слой фруктового пюре и отодрать присохшие крошки от бисквита, то снова вдохнуть жизнь в ваш компьютер не смогут даже специалисты завода-изготовителя. Фотоаппарат также не стоит оставлять без присмотра (конечно, только в том случае, если вы не желаете привезти из отпуска 250 изображений двух толстых ножек-сосисок в спущенных колготах).  

Вам следует быть особенно подготовленным, если вы приезжаете в дом, где живет ребенок, на некоторое время, то есть погостить. Тут вам стоит быть особенно бдительным, ловким и предусмотрительным.  Принимая ванну, никогда не оставляйте дорогих вашему сердцу баночек с чудодейственными шампунями, волшебными кремами и лосьонами на полочке возле ванной. Иначе в следующий раз вы рискуете не только не найти пробку от ванны (тут-то вы уже знаете, что искать ее надо в сапогах), но и лишиться огромной части вашего имиджа, как то: чистые шелковистые  волосы, увлажненная и благоухающая кожа и т.д. В лучшем случае взамен ваших личных средств гигиены вам могут быть предложены: резиновый осьминог и морской котик (чтобы вы быстро утешились и не скучали в ванной), не щиплющее глаза экологически чистое мыло в тюбике, которым вы сможете помыть и тело, и волосы, чистый памперс и различные средства по уходу за детьми. Выйдя из ванны в свежих памперсах и с резиновым осьминогом в руках, вы будете нежно благоухать календулой , тальком и кремом от опрелостей. 

Перед сном никогда не бросайтесь с разбегу на кровать, особенно, если она оставалась разобранной в течение дня. Вы рискуете напороться на сухую горбушку хлеба, и тогда ее острые засохшие зубья вопьются в вашу нежную кожу, и даже обильная порция пастиса и местного вина, выпитые за ужином, не спасут вас от болевого шока. Или на игрушку, которая бодро заорет на весь дом «Здравствуй, я гусеница!», и тогда вы еще долго не сможете заснуть, переживая вновь и вновь неожиданную встречу с гусеницей. 

Вот такая очень краткая инструкция для тех, кто захочет этим летом приехать к нам в гости. Помните – маленькие человечки не дремлют, а время их крайней активности – с утра до полудня и с шести вечера до девяти. Именно в это время в нашем доме магическим образом, прямо из-под носа (потому что не подумайте чего, ребенок редко исчезает у нас из вида, поэтому мы и подозреваем наличие сообщников) пропадают последние заколки для волос, запонки, расчески, документы, зубные щетки и паста, пластиковые карты, ручки и карандаши, и еще многое-многое другое, о чем мы со временем не без сожаления забываем.